Баннер
ГАЗЕТА
1
№ 381
27.06.2012 г.
ФОТО НЕДЕЛИ
fd_1.jpg
ПОГОДА ЗА ОКНОМ
Погода в Саратове
СЕГОДНЯ

Восход – 4.21 Заход – 20.31 Долгота дня – 16.09

День Черноморского флота

Именинники: Сергей, Василий, Максим, Никита, Яков.

Подробнее ...
ГОРОСКОП
ФОТОРЕПОРТАЖ
ВОПРОС ЮРИСТУ
Задай свой вопрос юристу газеты "Зеркало" и читай ответ в ближайших номерах издания!
АФИША
Репертуар: театры, цирк, Дом кино.
Подписка - 2012

Лошадиная фамилия (Часть 2)
23.05.2012 10:19

(Окончание. Начало в № 20 (375) за 16 мая 2012 г.)

 

Человек-легенда

Но гораздо больше изящной наездницы из Америки воображение Лизы занимал ее далекий предок – Василий Шишкин.

 

– Ты представляешь, – взахлеб рассказывала девочка подруге Рите, – он ведь был обычным крепостным мужиком, но очень способным. И граф Орлов сделал его сначала своим секретарем, а потом и вовсе правой рукой. Василий Иванович вместе с графом выводил породу орловских рысаков. В те времена приличных лошадей в России не было, и граф мечтал создать такого коня, на котором бы и в манеже царственным особам покрасоваться было не стыдно, и чтобы в бою ему равных не оказалось. А после смерти благодетеля дочка Орлова назначила Василия Ивановича управляющим конезаводом. Василий был вхож в барский дом, но все-таки он оставался крепостным. И нет-нет, да кто-нибудь и напоминал ему о его настоящем положении. Шишкин страстно мечтал о свободе. Но в те времена получить вольную было практически невозможно. И тогда он придумал хитрость.

Виват императору!

Рита слушала подругу, раскрыв рот.

– И что же он придумал?

Однажды Василий Иванович узнал, что на конезавод, где он работал, вскоре приедет сам император Александр I.
Конечно, к визиту в имении Орловых тщательно готовились – все намывали, начищали до блеска. И вот долгожданный момент настал: император вместе со своей свитой въезжает во двор конюшни – и тут же в один миг открываются ставни на всех окнах строения, почти 500 лошадей высовывают головы и… одновременно как оглушительно заржут!

– Ничего себе!

– Император в шоке. Спрашивает управляющего: «Что это было?» А тот: «Это они, ваше величество, вас приветствуют».

– Но как? – Рита смотрела на Лизу круглыми от удивления глазами. – Как он это сделал?

– На самом деле, – продолжала Лиза, – кони приветствовали не императора, а самого Шишкина. Он заранее раздобыл где-то копию императорского парадного мундира и в нем приходил каждый день кормить лошадей. Они и привыкли к нему. Увидев знакомую одежду, лошади обрадовались, что им сейчас дадут овса, вот и заржали.

– Надо же, как ловко придумал! – восхитилась Рита.

– Условный рефлекс! Шишкин задолго до Павлова о нем знал. Но это еще не все. Окончательно императора сразил конь Любезный I, который, пробежав несколько кругов по манежу, пал перед Александром на колени и закивал головой.

– Кланялся что ли?

– Ага! На самом-то деле конь, конечно, приветствовал Шишкина, который научил его этому трюку, – он стоял рядом с императором. Но фокус сработал! Александр был настолько растроган, что тут же снял с пальца драгоценный перстень и подарил его управляющему, а потом велел княгине Орловой дать Шишкину вольную. А она, конечно, хоть и не хотела, но не посмела ослушаться высочайшего повеления. Так Шишкин стал свободным человеком в 38 лет.

– А что с ним стало потом?

Риту так взволновала родовая легенда подруги, что она готова была слушать ее часами.

– Он еще какое-то время работал управляющим, и в это время завод прославился на весь мир, а потом завистники Шишкина съели. Они плели вокруг него интриги, и в конце концов графиня Василия Ивановича все же уволила. Он поселился на своем хуторе, но дела любимого не бросил – лошадей всю жизнь разводил, у него свой маленький заводик даже был.

– Круто! Какая ты, Лизка, молодец, что все это раскопала! И что ты теперь будешь делать?

– А теперь, Рита, меня никто не удержит. Я завтра же иду на ипподром.

– Так родители же против!

– А они не узнают! Скажу, что на танцы, а сама к лошадям.  

Травма

Лиза записалась в юношескую секцию на ипподроме, благо, что занятия стоили копейки, и необходимую сумму девочка набирала, откладывая монетки из карманных денег. К ее величайшей радости, кобыла, с которой она познакомилась два года назад, была еще там.

Конечно, мама не могла не заметить, что дочка стала проявлять небывалый энтузиазм в занятиях танцами, убегая из дома каждый день и пропадая «на репетициях» до позднего вечера, а от ее вещей шел незнакомый животный запах. Но Лиза твердо держала оборону: утверждала, что готовится к конкурсу, а амбре – от Риткиной овчарки, с которой она часто играет.  

Оказавшись впервые в конюшне, Лиза сразу поняла, что попала на свое место. Ее не смущали ни специфические ароматы, ни тяжелая работа. Опытные сотрудники дивились ее абсолютному бесстрашию. Она мгновенно находила общий язык даже с самыми норовистыми жеребцами. Но, конечно, любимицей у Шишкиной оставалась Отрада. На ней девочка и училась ездить верхом. Лизу не оставляла мечта стать наездницей, как Ольга Шишкина. Тренер считал, что у хрупкой, легкой, как пушинка, девочки есть шансы стать профи: в
момент, когда Лиза запрыгивала в седло, она словно превращалась с конем в единое целое.

Прошло два года. Однажды на ипподром забрела компания пьяных подростков. Лиза как раз проезжала мимо, и молодые люди преградили ей дорогу.

– А не боишься, что ноги кривые будут? – щурясь от яркого солнца, спросил наглым тоном один из парней.

– Нет, не боюсь. Это предрассудки, – мягко ответила Лиза и тронула поводья, желая объехать компанию, но тут нахал схватил ее лошадь за уздцы.

– Куда это ты собралась? Мы еще не закончили наш разговор. Может, слезешь и уступишь место старшим?

– Извините, это запрещено. Хотите покататься, приходите к конюшне, но только предварительно не стоит пить: лошади не любят запаха алкоголя.

– Да неужели? – деланно удивился парень. – А мы сейчас проверим!

И он приблизил свое лицо к морде Отрады, вытянув губы трубочкой, словно собираясь ее поцеловать. А потом неожиданно дыхнул кобыле в ноздри перегаром и тут же громко свистнул.

От неожиданности Отрада взвилась на дыбы, и Лиза, не удержавшись, выпала из седла.

О том, что случилось, родители Лизы узнали уже в больнице. Девочка получила серьезную травму. Несколько месяцев она провела в постели. Врачи категорически запретили ей занятия верховой ездой. Мама Шишкиной надеялась, что после этого случая дочка больше и на пушечный выстрел не приблизится к лошадям. Но едва Лизе разрешили выходить из дома, она первым делом попросила отвезти ее на ипподром.

Отрада приветствовала ее нежным ржанием. Она виновато склонила голову на плечо девочки, словно извиняясь, мягкими губами легонько теребила волосы Лизы.  

– Ты ни в чем не виновата, – гладила ее по голове Шишкина. – Это все те дураки. Если бы не они…

Она смахнула слезу.

– Но ничего, мы все равно будем вместе.

 

P.S.

Лиза окончила школу и поступила в Санкт-Петербургскую ветеринарную академию. Она мечтает вернуться к своей любимице в качестве доктора. Хотя и не исключает, что может пойти в науку и работать селекционером. Ведь у нее такая «лошадиная» фамилия.  

Ольга КРЫЛОВА

 
© Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только
при наличии активной гиперссылки на источник.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.