Баннер
ГАЗЕТА
1
№ 381
27.06.2012 г.
ФОТО НЕДЕЛИ
fd_1.jpg
ПОГОДА ЗА ОКНОМ
Погода в Саратове
СЕГОДНЯ

Восход – 4.21 Заход – 20.31 Долгота дня – 16.09

День Черноморского флота

Именинники: Сергей, Василий, Максим, Никита, Яков.

Подробнее ...
ГОРОСКОП
ФОТОРЕПОРТАЖ
ВОПРОС ЮРИСТУ
Задай свой вопрос юристу газеты "Зеркало" и читай ответ в ближайших номерах издания!
АФИША
Репертуар: театры, цирк, Дом кино.
Подписка - 2012

Саратов от холеры спасали полицейские
02.05.2012 11:30

120 лет назад, в 1892 году, по Саратовской губернии прокатилась волна массовых беспорядков. Больше всех тогда отличился Хвалынск: в этом городе начались погромы, казалось бы, самых мирных учреждений – больниц. Обезумевшая толпа учинила расправу над медиками. Санитарный врач Молчанов был буквально растерзан на куски. Но что удивительно, народный гнев вызвали сами лекари! В те годы в наших краях бушевала эпидемия холеры. Болезнь каждый день уносила жизни сотен людей, а врачи в это время... прятались от пациентов по домам!

 

В Россию холера попала в 1823 году. Сначала она появилась в Астрахани. Эпидемия была довольно кратковременной, и у медиков возникла надежда, что болезнь исчезнет сама по себе. Однако в 1830­м
зараза вновь появилась в низовьях Волги. А вскоре инфекцией была охвачена значительная территория России. В смертельную зону попал и наш город.

 

Гробы с живыми людьми

О том, что творилось в Саратове, в своих мемуарах рассказал городской помещик Виктор Шомпулев: «Эта неведомая болезнь свирепствовала в ужасающих размерах, и был даже день, в который умерло около 800 человек. Жители, не зная что делать и чем спасаться, бежали массами из города. Присутственные места были закрыты, церкви заперты. Отпевание умерших, которых возили десятками на одной телеге, производилось на особом кладбище...»

Кладбище это называлось «Красный Крест» и находилось тогда вдали от города, на берегу Волги (недалеко от главного входа в нынешний Городской парк). На площадях день и ночь горели костры, куда подливали смолу для очищения воздуха. Люди ходили по улицам не иначе, как в просмоленных покрывалах и с зажженными факелами. В городе нарастала паника. Страх овладевал простолюдинами. Но ему поддались и врачи, которых в Саратове в то время было меньше десятка. И вместо того чтобы оказывать помощь больным, они укрывались в своих домах и запирали ворота.

Наводить порядок в городе выпало на долю полиции. Жандармский начальник Шомпулев (не исключено, что он был родственником мемуариста) разделил Саратов на участки и дал распоряжение частным медикам неуклонно являться к заболевшим. Но не тут-то было. «Врачи не только отказались исполнить это распоряжение, – пишет в своих дневниках помещик, – но даже никого не впускали к себе во двор». Пришлось начальнику полиции пойти на крайние меры: «ворота у них были выломаны, и врачи под наблюдением жандармов отправлялись в те пункты, которые подвергались наибольшей смертности».


 

При этом сам глава полиции день и ночь проводил верхом на коне, объезжая город и кладбище, по несколько раз посещал больницу. И в один из таких визитов видавший виды начальник жандармерии был буквально шокирован тем, что открылось его взору! «Он нашел под навесом больничных сараев массу гробов с живыми еще людьми. Страдальцы под предлогом предупреждения заразы по распоряжению врачей засыпались известью и с полопавшимися от нее глазами, с сожженным ртом и в жестоких мучениях молили о пощаде...»

А вот как вспоминал об этих изуверствах житель Хвалынска крестьянин Петр Усов (который и подбил народ громить больницы): «Меня в Саратове пьяного схватили и повезли в больницу, бросили силой в ванну, тут разум у меня и помутился». После этого он с жаром рассказывал жадно внимающей толпе, как очнулся в гробу, засыпанный известкой, как потом бежал из больницы с несколькими мужиками, от которых к вечеру уже почти весь простой люд Саратова знал, что в больнице морят живых людей.

В негодовании был и глава полиции Шомпулев. Он приказал арестовать врача больницы, в которой издевались над пациентами, и «для примера другим отправил его под конвоем в Петербург». Ропот городской толпы тотчас умолк, после чего жители Саратова приветствовали полицейского при каждом его появлении.

В эти непростые для города времена начальник жандармерии и его подчиненные были едва ли не единственными людьми, кто помогал больным. И это не прошло бесследно. Через полтора месяца после вспышки эпидемии Шомпулев почувствовал у себя первые признаки холеры...

 

Трусливый и мстительный губернатор

gl_1Прознавший о недуге главного жандарма тогдашний губернатор Саратова князь Александр Голицын (который, к слову, как только началась эпидемия, взял отпуск, покинул город и отсиживался в Сибири, поручив решать все проблемы вице­-губернатору) прислал Шомпулеву своего личного врача. Тот выдал главе полиции собственноручно приготовленное лекарство для укрепления сил. «И что же! – вспоминает в своих мемуарах помещик. – Одна ложка этого зелья положила конец жизни жандармского начальника. Рвота, судороги и страшные желудочные боли ясно указывали на отравление».

Прознав о том, что его врач залечил до смерти главу городской полиции, губернатор, чтобы замести следы, приказал командиру гарнизонного батальона «доставить к нему пузырек с остатками лекарства и под предлогом предупреждения заразы похоронить Шомпулева как можно скорее на холерном кладбище, не дозволяя проводов его тела жандармской команде». Однако подчиненные умершего начальника полиции послали куда подальше и губернатора, и его посыльного. Своего шефа они хоронили по всем канонам – на четвертый день, в торжественной обстановке и с воинскими почестями. Для отпевания был открыт кафедральный собор (сейчас на его месте находится стадион «Динамо»). Чтобы отвезти гроб с покойным на кладбище, была выделена лошадь, однако она осталась не у дел, поскольку «народная толпа, забыв холерную заразу, наперебой старалась нести гроб любимого человека, и печальный катафалк ехал пять верст пустым».

Губернатор Голицын был раздражен общим сочувствием к умершему жандарму, а кроме того, обеспокоен странной кончиной, которая произошла по вине его доктора, и решил позаботиться о собственной шкуре. Он не придумал ничего лучше, как «стереть с лица земли двух главных приближенных к Шомпулеву, вахмистров Гребенькова и Щеглова, в виду чего распорядился арестовать их, несмотря на эпидемию, при которой порядок в городе поддерживался исключительно ими».

Однако Гребеньков в очередной раз послал к черту приказ губернатора, заявив, что его судьбой может распоряжаться только шеф полиции. Голицын такому повороту событий только обрадовался, поскольку поведение вахмистра подпадало под нарушение воинской дисциплины и сопротивление властям. Губернатор тут же принялся стряпать представление в Петербург с требованием разжаловать Гребенькова и Щеглова. Но не успел он дописать свою кляузу, как из столицы пришел приказ о... присвоении этим служащим офицерских чинов.

А вскоре в Петербург вызвали самого губернатора и потребовали объясниться, почему во время эпидемии холеры он бросил город. Глава Саратова пытался всячески оправдаться перед Сенатом, но ему никто не поверил. Голицына уволили.

А в наш город прибыл министр внутренних дел Закревский и привез с собой 80 столичных врачей. Возглавлял комиссию прославленный доктор Матвей Мудров. Вместе со студентами медицинской академии и запасом медикаментов он отправился в уезды Саратовской губернии оказывать помощь пострадавшим.

ФАКТ

В 1830 году в Саратове от холеры умерло 7 тысяч человек из 49 тысяч. Это седьмая часть населения города! Всего по области погибли 10 тысяч человек. В городе с 1830 по 1891 год вспышки холеры случались 11 раз.

 

МЕЖДУ ТЕМ

Личный врач губернатора, который залечил до смерти главу полиции, «избегнул наказания, скрываясь без вести около 10 лет, а затем снова появился в Саратове во время приезда наследника престола, впоследствии императора Александра II, и был посажен в дом умалишенных за бессвязные речи и безумный крик среди толпы».

Алексей ВОЛОДИХИН

 
© Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только
при наличии активной гиперссылки на источник.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.