Кадрия Мизинова получит максимальный срок

Но финальному решению присяжных заседателей предшествовала ожесточенная борьба между защитой и обвинением. Когда дело уже приближалось к развязке, по требованию адвокатов Мизиновой судье пришлось вернуть его на доследование. И участники процесса были вынуждены второй раз пройти все этапы слушания.

 

Напутствие

В напутственном слове присяжным Глухов напомнил обстоятельства дела, рассмотренные в суде доказательства, документы, результаты экспертиз, а также позиции адвокатов подсудимой и гособвинителя. Вновь услышав подробности убийства своей дочери, ее мать Алия не могла сдержать слез.

Судья сообщил, какое наказание грозит Мизиновой, обвиняемой по трем статьям УК. За «похищение из корыстных побуждений заведомо несовершеннолетнего» – от 5 до 12 лет, за «вымогательство» – от 7 до 15 лет с штрафом до 1 млн рублей, за «убийство малолетнего лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с похищением с целью скрыть другое преступление» – от 8 до 20 лет лишения свободы.

– Во время принятия решения вы должны отвергнуть свои симпатии и антипатии, общественное мнение и даже мое отношение к делу, если я его вдруг где-то выразил, – внушал Александр Глухов присяжным. – К сожалению, не всегда удается полностью восстановить картину преступления, но вы должны полагаться на свою память, убеждения, восприятие и жизненный опыт. Вы можете апеллировать только к фактам: предположения не должны быть положены в основу вердикта.

Судья просил присяжных игнорировать сообщения адвоката Черноморца о применении насилия в отношении братьев Чечет и самой Мизиновой в полиции, а также заявления защитника об отпечатке ладони руки на косяке входной двери.

– Мы не рассматривали это обстоятельство в суде, – объяснил свою позицию председательствующий.

 

 

Таинственный отпечаток  

Присяжные уже готовы были удалиться в совещательную комнату, но тут плавное течение заседания нарушил адвокат Мизиновой Борис Черноморец, приступив к решительным «военным» действиям на юридическом поле. Борис Семенович заявил, что дактилоскопическая экспертиза – очень важный аргумент в доказательствах невиновности подсудимой и потому напутственная речь Глухова объективной считаться не может.

– Нужно возобновить судебное следствие, чтобы изучить результаты этой экспертизы, – заявил Черноморец.

Сторона обвинения не ожидала, что судья воспримет это предложение всерьез, но Глухов все же вернулся на два шага назад. Документ, о котором так настойчиво хлопотал Черноморец, предали огласке. Выяснилось, что кроме отпечатков родственников Кадрии Мизиновой в ее доме был найден еще один – на косяке входной двери. Кому он принадлежал, выяснить не удалось. Адвокат Черноморец полагал, что этот след мог принадлежать настоящему убийце девочки.

– Дом Мизиновой вряд ли можно назвать режимным объектом, – возразила гособвинитель Ольга Чернова. – Это мог быть отпечаток кого угодно – например, врача, который приходил к ребенку, друзей или знакомых.

Но Черноморец упорствовал:

– Пусть отпечаток принадлежит даже человеку, который просто проходил мимо, но он есть! А следов пребывания маленькой Ильнары Ягудиной, в том числе и ее отпечатков, в помещении нигде не найдено, хотя она находилась в доме больше двух часов!

 

Нечеловеческое хладнокровие

После этих эмоциональных прений председательствующий вновь вернулся к процедуре утверждения опросного листа и второй раз напутствовал присяжных. Все это отняло очень много времени и сил у присутствующих. Дело близилось к ночи, заседатели, которые так и не смогли решить судьбу Мизиновой, попросили, чтобы им дали еще время. Коллегия вернулась к обсуждению вердикта только на следующий день. На родственников Ильнары Ягудиной страшно было смотреть: кто-то сказал родителям девочки, что иногда присяжные принимают совершенно неожиданные решения, даже если дело ясное. Отец и мать Ильнары боялись, что после оправдательного вердикта Мизинову выпустят из-под стражи.

В лагере Мизиновой царили противоположные настроения. Мать и сестра Кадрии до конца надеялись, что присяжные оправдают их родственницу. Они завороженно смотрели на судью, внимательно изучавшего полученный лист с ответами. Единственным человеком, кто не проявлял вообще никаких эмоций, была Кадрия. С отрешенным лицом она смотрела в сторону судебной кафедры, перебирая за спиной четки. С тем же хладнокровием девушка выслушала судьбоносное для себя решение.

Итак, присяжные пришли к единому мнению: Мизинова похитила девочку и вымогала деньги у родителей. Но когда прозвучал вопрос об убийстве Ильнары, выяснилось, что в коллегии произошел раскол. Видимо, зерно сомнения адвокатам Мизиновой все же посеять удалось. Два заседателя засомневались в том, что Кадрия лично убила Ильнару. Но большинством голосов Мизинову и по этим пунктам признали виновной. Также народные заседатели всем составом отказали женщине в снисхождении.

 

Возмездие

Когда судья огласил окончательное решение присяжных, родственники Ильнары уже не сдерживали эмоций – женщины разразились рыданиями. Мать девочки не могли успокоить очень долго.

– По заключению экспертов, Мизинова абсолютно вменяема, но даже психиатры отметили ее полное равнодушие к жертве, – поделилась своим мнением адвокат Ягудиных Елена Левина. – В медицинских документах это отражено. Во время этого тяжелейшего процесса мы все плакали: родственники, юристы, присяжные, а она – ноль эмоций. Я считаю, что человек именно такого склада характера и мог спокойно совершить это дикое преступление: при наличии своего ребенка поднять руку на чужого. Заметьте, она отказалась от последнего слова, в котором могла бы извиниться перед потерпевшими хотя бы за похищение, которое она признала в суде. Но такое поведение ей и аукнулось. Случаи, когда присяжные лишают человека снисхождения, единичны. Их по пальцам можно пересчитать.

 

Нечего сказать

Вчерашнее заседание суда, на котором обсуждался обвинительный вердикт присяжных, тоже получилось весьма эмоциональным.

Адвокат подсудимой Борис Черноморец, решивший биться до конца, потребовал вернуть дело на новое рассмотрение, а коллегию присяжных вообще распустить. По мнению защитника, они вынесли необъективный вердикт. Но председательствующий Александр Глухов прервал пламенную речь защитника, заметив, что само решение присяжных обсуждению не подлежит.

Потерпевшие – чета Ягудиных – объявили о своих требованиях. Потерявшие дочь родители просили суд изолировать обвиняемую от общества на максимально возможный срок и обязать ее выплатить им 3 миллиона рублей моральной компенсации.

– После гибели Ильнары моя мама тяжело заболела, – пояснила Алия Ягудина. – Спустя восемь месяцев от переживаний она умерла. Гибель Ильнары в корне изменила всю нашу жизнь. Забыть предсмертные страдания нашей дочери невозможно.

Когда слово вновь предоставили Борису Черноморцу, адвокат решил разыграть карту невменяемости его подзащитной. Юрист потребовал провести новую стационарную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в институте Сербского. Свои доводы Черноморец построил на нелогичном поведении Мизиновой на месте преступления, сокрытии одних улик и демонстрации других.  

– Все это может быть проявлением расстройств психики, – объяснил Черноморец. – К тому же последнее время Мизинова находилась в психо-травмирующей обстановке – под стражей. Возможно, ей нельзя назначать наказание по состоянию здоровья.

Судья поинтересовался у Мизиновой, действительно ли она считает себя невменяемой?

– Нет, но хочу, чтобы экспертиза была проведена, – сухо ответила подсудимая.

Но судья доверился старым выводам экспертов и ходатайство отклонил. После этого выступила гособвинитель Ольга Чернова. Она указала несколько смягчающих обстоятельств, которые смогут повлиять на приговор Мизиновой. В их числе – наличие малолетнего ребенка, смерть отца в апреле прошлого года, болезнь матери (ей сделали операцию на щитовидной железе) и то, что она изначально сотрудничала со следствием.

– Но с учетом обвинений, которые ей предъявлены, прошу назначить Мизиновой наказание в виде 19 с половиной лет в колонии общего режима с ограничением свободы на два года после освобождения, – сказала Чернова.

 

P.S.

Когда судья предоставил Кадрие Мизиновой возможность сказать последнее слова, женщина отказалась выступать.

Александр Глухов объявил, что огласит приговор 28 июня.

Екатерина КУТНЯКОВА

В деле Мизиновой появился новый «подозреваемый»

Пока в него верит лишь сама обвиняемая и ее адвокаты. Кадрия Мизинова объявила похитителем и убийцей Ильнары влиятельного друга семьи Ягудиных.

 

В областном суде продолжается слушание одного из самых громких дел последних лет по факту похищения с целью выкупа и убийства 12-летней Ильнары Ягудиной. В жестоком преступлении следствие обвиняет 24-летнюю Кадрию Мизинову.

В понедельник в суде, наконец, допросили мать свидетеля Дениса Чечета – Марину. Женщина пояснила суду, что о планах Кадрии похитить ребенка ее сыновьям Денису и Юрию стало известно еще в марте прошлого года, за полгода до трагических событий. Но парни восприняли слова Мизиновой как шутку. А 6 сентября днем Кадрия назначила Денису и Юрию встречу и просила их достать пистолет. После похищения Мизинова указала на братьев Чечет как на организаторов преступления.

– Да, они наркоманы, но не убийцы, – уверяла женщина присяжных. – В тот день они с полудня до позднего вечера были дома: принимали наркотики.

 

Безымянная кровь

После перерыва в бой ринулись адвокаты Кадрии Мизиновой – Валерий Анашкин и Борис Черноморец объявили, что намерены доказать: крови девочки на Мизиновой нет.

– В доме подсудимой была найдена кровь, но не Ягудиной, а самой Кадрии, – уверял Валерий Анашкин. – На изъятом с места происшествия ноже – предполагаемом орудии преступления – нашли следы крови, но так и не смогли определить, кому она принадлежит.

– Дело в том, что у Мизиновой и Ягудиной одинаковая группа крови, – пояснила в перерыве представитель потерпевших адвокат Елена Левина. – Но во время лабораторных исследований брали на сравнение материалы у живого человека и с мертвого, обожженного тела. Определить со стопроцентной вероятностью, кому из них принадлежит кровь на полу, стенах, ноже, просто невозможно. Но экспертиза не исключает, что это кровь девочки.  

 

Секретные долги

Защитники пригласили в суд для допроса и близких родственников обвиняемой – мать Мизиновой Халидат и родную сестру Альфию.

Халидат Мизинова сразу отвергла версию, что девочку Кадрия похитила ради денег. Женщина пояснила суду, что у нее с дочерью доверительные отношения, и, если бы у Кадрии возникли серьезные проблемы с деньгами, она обязательно рассказала бы о них матери.

– Финансовых проблем у нас никогда не было, – сказала Халидат Мизинова. – Я предприниматель. И после смерти мужа у меня остались сбережения. Если бы я знала о долгах дочери, смогла бы их погасить.

Впрочем, по ходу допроса выяснилось, что Кадрия все-таки не была откровенна с родственниками, поскольку мать и сестра узнали о ее долгах от полицейских уже после задержания девушки. Тут же выяснилось, почему Мизинова хранила молчание. Оказалось, что Кадрия брала деньги у ростовщиков под проценты и после сама давала их в долг другим людям, только под более высокие проценты. В мусульманской религии ростовщичество считается страшным грехом, возможно, поэтому Мизинова, боясь порицания, не была откровенна с матерью.

 

Тот, кого нельзя называть

Во вторник пришло время давать показания самой обвиняемой. Рассказ девушки о событиях того страшного дня, когда погибла Ильнара Ягудина, произвели в суде эффект разорвавшейся бомбы. Подсудимая заявила, что жизнь девочки стала разменной монетой в операции по освобождению ее мужа из тюрьмы.

– Накануне похищения, 5 сентября, ко мне обратился один знакомый – его и Ягудины хорошо знают, – пояснила Кадрия Мизинова. – Его имя я назвать не могу, потому что боюсь за жизнь своего ребенка. В общем, этот человек сказал, что может вытащить моего мужа из тюрьмы. Его заявление сомнений у меня не вызвало: он очень влиятелен и вполне мог подарить моему супругу свободу. Взамен я должна была встретить Ильнару Ягудину из школы, провести с ней какое-то время и привезти ее к этому человеку.

Мизинова встретила девочку, усадила ее в такси и отвезла по указанию заказчика в «Донну пиццу» на пр. Энтузиастов. В кафе, по словам Мизиновой, Ильнара сидела за столиком и говорила с этим человеком. По мнению подсудимой, именно в этот момент с телефона девочки заказчик и отправил СМС отцу Ильнары с требованием выкупа.

После посещения пиццерии Мизинова с Ильнарой также по просьбе таинственного злоумышленника отправились к дому Кадрии, где девочка пересела в машину мужчины. И он увез ее в неизвестном направлении. А позже вечером он явился к Мизиновой весь в крови и с оцарапанным лицом. Попросил дать ему переодеться и умыться. Мизинова, не задавая лишних вопросов, дала одежду и показала ванную. Затем злодей отдал Мизиновой флеш-карту и сим-карту с телефона Ягудиной «на память» и сообщил, что во дворе Кадрии лежит труп девочки. При этом преступник пригрозил хозяйке, что, если она расскажет кому-то о нем, с ее ребенком «будет то же самое». Девушка понимала, что свидетели везде видели с девочкой только ее, испугалась и решила взять вину на себя, при этом сымитировав сожжение трупа во дворе.

 

Новая версия

После заявления Мизиновой зал захлебнулся в эмоциях. Родственники погибшей девочки начали громко обвинять Кадрию во лжи.

– Это бред какой-то! – кричала мать Ильнары.

Судья не выпускал из рук молоток, призывая присутствующих к порядку. Наконец, когда тишина с трудом, но все же была восстановлена, сторона обвинения задала Кадрии свои вопросы.

Версия обвиняемой не внесла ясности, как же «настоящий преступник» незаметно перенес тело школьницы из машины на задний двор дома. Осталось непонятным, как могла Мизинова, которая, по ее словам, боялась подойти к трупу, в день задержания подробно описать, какие у девочки были раны. Зачем Кадрия на следующий день после убийства ходила к дому потерпевших и в гимназию? Без ответа остался и вопрос матери убитой девочки о том, зачем за несколько месяцев до преступления Мизинова добавила Ильнару в друзья на сайте «Одноклассники» и выясняла подробности жизни школьницы.

– Мизинова трижды меняла показания на следствии, – заявила Елена Левина после заседания. – Это уже четвертый вариант. Никто не запрещал ей рассказать то же самое раньше без указания имен. Ее показания по времени, проведенном в пути и в пиццерии, не совпадают с показаниями таксиста, которому незачем лгать. А супруга Мизиновой вызволить из тюрьмы вряд ли кто-то мог. К сентябрю прошлого года его уголовное дело уже передавали в суд. Вот ее первоначальные показания полностью совпадают с тем, что рассказывали в суде свидетели. А сейчас она просто пытается перевести стрелки, чтобы избежать серьезного наказания.

 

Неуловимый мститель

Родители Ильнары Ягудиной от рассказа Кадрии были в шоке.

– Я даже предположить не могу, кого имела в виду Мизинова, говоря о настоящем заказчике преступления, – возмущалась мама девочки. – У нас нет врагов. Я считаю, она выдумала этого человека.

Однако адвокаты Мизиновой уверены, что настоящий преступник состоит из плоти и крови и хотел отомстить отцу погибшей девочки Эльдару Ягудину за некогда поруганную честь кого-то из родственников.

Для подтверждения своей версии защита попросила истребовать из дела справку о судимости Ягудина за преступление против половой неприкосновенности (само событие, видимо, имело место более 25 лет назад), но судья Александр Глухов в просьбе отказал, сказав, что к делу это не относится.

 

P.S.

Допрос Мизиновой будет продолжен на очередном заседании 7 июня. Кадрии придется объяснить, почему ее нынешний рассказ так расходится с показаниями, данными на следствии.

Екатерина КУТНЯКОВА

Почерк маньяка

В конце 1973 года в Заводском районе Саратова стали находить тела молодых женщин – в подъездах домов, на аэродроме в районе «Комбайна», в 20 метрах от местного райотдела милиции. После того как в старом колодце на 3-м жилучастке обнаружили очередной труп, весь Заводской район попал в оцепление. В поисках маньяка территорию прочесывали курсанты внутренних войск. Но безрезультатно. С 1973 по 1976 годы преступник убил шестерых человек.

– Жертвам убийцы было от 17 до 40 лет, – рассказал Юрий Моисеев, в 1970-х годах следователь по особо важным делам прокуратуры Саратовской области. – Все убийства были совершены по одному сценарию. Злоумышленник выбирал жертву случайно прямо на улице, шел за ней какое-то время и, как только она выходила на безлюдный участок, бил железным прутком по голове. Удар был такой силы, что пруток буквально раскраивал череп на две части. Смерть наступала в течение одной-пяти минут. И в тот момент, когда у раненой начиналась предсмертная агония, маньяк ее насиловал.

Удивительно, но, несмотря на то, что преступник часто нападал на женщин средь бела дня, ни свидетелей, ни очевидцев преступления найти не удавалось.


 

Роковой красавец

Спустя полгода после начала серии нападений оперативникам все же удалось составить фоторобот убийцы.

Студентка техучилища Наталья Ибрагушина (фамилия изменена. – Авт.) возвращалась из учебного заведения домой через Глебучев овраг. За девушкой следом шел злоумышленник. Ибрагушина завернула за угол одного из домов и тут же получила железякой по голове.

– От сильного удара у девушки из правой глазницы выпал глаз, – говорит Юрий Моисеев. – Но кровавая картина не помешала преступнику надругаться над несчастной. Однако вслед за Ибрагушиной шла учащаяся того же техникума. Она видела, как потерпевшая завернула за угол и мужчину, поспешившего за ней. Из любопытства девушка заглянула за домик и увидела лицо преступника, который уже раздел жертву. Девица ахнула от ужаса, а маньяк прижал палец к губам и только произнес: «Брысь!». Естественно, бедняжку тут же ветром сдуло. Мы нашли эту девушку, она находилась в шоковом состоянии. Очень боялась. Но после долгих расспросов все же удалось выяснить, как выглядел преступник.

Студентка хоть и видела маньяка мельком, но смогла в деталях описать его внешность. Он был из тех, кого называют красавчиками – правильные черты лица, томный взгляд, большие глаза, волнистые волосы.

Кстати, Ибрагушина чудом осталась жива. Прохожие нашли ее практически сразу после преступления. Девушку доставили в ближайшую больницу, где сделали сложную операцию. Привлекательной 18-летней студентке пришлось удалить выбитый глаз. Девушка осталась инвалидом на всю жизнь.

 

Родилась в шапке

Количество томов уголовного дела росло как снежный ком. Но личность злодея все еще оставалась неизвестной. Оперативники разослали ориентировку на маньяка по всей области. Неожиданно из Красного Кута пришло сообщение, что на вокзале неизвестный убил сотрудницу железной дороги.

– Дело происходило зимой, ночью, в районе железнодорожных путей, – пояснил Юрий Петрович. – Стрелочница направлялась на работу, когда получила железным прутком по голове. Дама потеряла сознание. Маньяку пришлось изрядно потрудиться, чтобы раздеть женщину. На ней было несколько телогреек, штанов, теплое нижнее белье. Эта жертва злоумышленника тоже осталась жива. От смерти железнодорожницу спасла многослойная шапка. Женщина каждый раз одевала ее на работу, чтобы не замерзнуть.

Следователи дали указание оцепить весь вокзал: никого не выпускать, задержать проходящие поезда. Но даже этот рискованный для следствия шаг не принес результатов. Преступнику удалось улизнуть прямо из-под носа оперативников.

Юрий Моисеев лично принялся опрашивать находящихся на вокзале граждан – не исчез ли кто-нибудь перед самым приходом милиции.

– У нас друг Валерка куда-то делся, – оживился один из молодых людей. – Только что здесь стоял, и вдруг как корова языком слизнула.

Четверо парней рассказали, что встретили на вокзале односельчанина Валеру Логвинова. Товарищи вместе решили ехать в село Дьяковка, и вдруг Валера исчез.

– Мы сразу поняли, что это тот, кого мы ищем, – говорит Юрий Моисеев. – В Дьяковке Логвинова помогли задержать участковый и местные оперативники. Он, конечно, не ожидал, что его так быстро возьмут.

Как выяснилось, Логвинов успел сбежать с вокзала буквально за несколько минут до того, как туда нагрянули сотрудники милиции. Потом 26-летний Логвинов остановил проходящий автобус и, дав водителю двойную цену за билет, поехал к родителям в деревню.

 

Любитель острых ощущений

Валерий Логвинов внешне, действительно, был очень хорош собой. Женщины буквально вешались ему на шею, и недостатка внимания со стороны противоположного пола он не испытывал. Но ему было мало простого обожания.

– Логвинов жил с женой, воспитывал маленького ребенка, его супруга –учительница, была беременна вторым малышом, – уточнил Юрий Петрович. – Валерий работал на аккумуляторном заводе и, в общем-то, вел себя, как обычный человек. Но парень был сильно неравнодушен к женщинам. В свободное время он гулял по улицам и знакомился с дамами. Он с легкостью мог охмурить любую девушку. Но вскоре ему стало скучно от того, что поклонницы так легко поддаются его обаянию. И тогда он начал нападать на женщин. Логвинов признался, что испытывал особое удовольствие, когда насиловал умирающих жертв.

 

P.S. Злодея, несмотря на его умопомрачающие своей жестокостью подробные рассказы о насилиях и убийствах, экспертиза признала вменяемым. Кстати, после задержания маньяка еще семь женщин написали в прокуратуру заявления об изнасиловании. Кроме того, сам Логвинов в неофициальной беседе со следователем признался еще в одном, седьмом, эпизоде убийства. Но доказать его причастность к этому преступлению следователи, увы, не смогли. Не совпадал почерк – в тот раз насильник случайно выронил железный прут и поэтому сначала душил женщину, а затем добил кирпичом. Последнее слово Логвинов говорил в стихах, но это не спасло его от высшей меры наказания. В камере смертников красавчик все еще надеялся на снисхождение и неоднократно писал прошения о помиловании. Но ему отказали. В 1977 году приговор был приведен в исполнение.

В Саратове осудили маньяка, на счету которого пять жизней

В середине 1990­-х серийный убийца Нурмухаммедов держал в страхе весь город – злодей охотился за маленькими детьми. Отсидев за содеянное 15 лет и выйдя из тюрьмы, он сразу же нашел себе новую жертву.

 

 

Ушел и не вернулся

Днем 22 октября 1994 года ушел гулять и не вернулся домой 8­-летний Максим Торнаев (фамилия изменена. – Авт.). Родные мальчика обратились в милицию, но поиски школьника никаких результатов не дали. А спустя два дня в почтовом ящике семьи Торнаевых появилась записка. Неизвестный преступник требовал за жизнь ребенка 2 млн рублей (по сегодняшним меркам эта сумма равна примерно 2 тысячам). В противном случае похититель грозился убить пленника. Инструкции по передаче денег злоумышленник обещал сообщить дополнительно. Сыщики предложили родственникам Максима ждать, когда преступник назовет время и место, куда нужно принести выкуп. 29 октября пришло новое сообщение от похитителя. Он предлагал оставить сверток с наличными под трубой отопления около одного из домов по улице Электронной. Отец мальчика положил выкуп в указанное место. Милиционеры устроили неподалеку от тайника засаду. Но за деньгами так никто и не пришел. И Максим не нашелся. Родители мальчика не находили себе места, а следователи разводили руками: скорее всего, ребенка уже нет в живых. 

 

Опоздавшее письмо

А 24 декабря из двора дома № 11 по улице Перспективной во время прогулки исчез 6­-летний Александр Галко (фамилия изменена. – Авт.). Преступник также прислал родителям маленького пленника записку с требованием выкупа и указанием, когда и куда нужно принести 2 млн рублей. Но злоумышленник перепутал почтовые ящики. Письмо попало к соседке семьи Галко, которая не очень часто проверяла свою почту. Когда женщина обнаружила записку, было поздно – с указанной в письме даты прошло уже два дня.

Но на этот раз оперативники нашли свидетеля – друга Саши Галко. Мальчик видел предполагаемого преступника и смог его описать.

– Этот мужчина познакомился с нами на стадионе, он приходил туда постоянно, – рассказал школьник милиционерам. – Потом этот человек предложил пойти к нему. У него, мол, много жвачки, и мы сможем взять, сколько захотим. Я отказался. А Саша пошел.

Другая соседка пропавшего мальчика вспомнила, что за пару дней до похищения столкнулась с Сашей в подъезде. Рядом с мальчиком стоял какой-то подозрительный мужчина. Описания примет подозреваемого, которые дали соседка и свидетель-школьник, совпали: маленького роста, щуплый молодой человек в куртке и черной шапочке, по национальности киргиз или казах.

Спустя пару дней после обнаружения письма в подвале дома № 13 по улице Перспективной сантехник случайно наткнулся на труп Саши Галко. Эксперты обнаружили на нем множество колото­резаных ран, а также следы сексуального насилия.

 

В городе паника

Город гудел как улей. Родители не пускали детей на улицу, в школу, чтобы уберечь их от маньяка-­педофила. В милицию постоянно поступали звонки о том, что похожего на фоторобот человека видели то у школы, то у детского сада. Но ему удавалось уходить от правоохранителей.

Однако в феврале 1995 года бдительные граждане помогли вычислить опасного преступника. В милицию позвонили жильцы общежития в Заводском районе и сообщили, что недавно в одну из квартир вселился странный жилец, главное, он очень похож на маньяка из ориентировок, которыми был оклеен весь город. К месту жительства предполагаемого убийцы незаметно стянулись милиционеры. Опасного преступника, который держал в страхе весь Саратов, задержали в течение нескольких минут.

Уроженцу Туркменистана Амангельды Нурмухаммедову тогда было всего 22 года. Нурмухаммедов рассказал следователям, что он приехал в Саратов на заработки, но никуда не мог устроиться. Ему нужны были деньги, и он похищал детей, чтобы получить с их родителей выкуп. Торнаева и Галко он держал связанными и голодными в подвале. Изверг издевался над детьми и в конце концов убил их. Вскоре местные жители случайно нашли в подвале дома по улице Электронной тело Максима Торнаева. Родители смогли опознать сына только по одежде: труп уже сильно разложился. Эксперты даже не смогли определить причину смерти ребенка. А Нурмухаммедов на суде от всех показаний отказался.

В 1999 году Саратовский областной суд приговорил Нурмухаммедова всего лишь к 15 годам лишения свободы.

 

Маньяками не рождаются

После задержания туркмена оперативники все пытались понять, что двигало этим человеком – ведь не родился же он убийцей?

– В свое время сыщики связывались с семьей Нурмухаммедова в Туркменистане, – поведал сотрудник уголовного розыска ГУ МВД по Саратовской области Алексей Петляков. – Родственники рассказали, что он рос обычным мальчишкой. Но в подростковом возрасте сосед в драке проломил ему голову топором, после этого парня словно подменили. Нурмухаммедов стал вести себя странно, в частности, начал слишком нежно относиться к маленьким детям. Но эксперты пришли к выводу, что Нурмухаммедов вменяем, способен осознавать и контролировать свои поступки. Кстати, во время следствия преступник пытался изображать из себя сумасшедшего. В буквальном смысле ел из помойного ведра, бился головой об стену.

В колонии под Пугачевом Нурмухаммедов задумал побег. Правда, добрался только до забора тюрьмы. За побег ему добавили еще 2 года в колонии.

 

15 лет спустя

Всем известно, что педофилов и убийц детей на зоне не жалуют, но Нурмухаммедову удалось выжить и в ноябре 2010 года получить свободу. На тот момент ему исполнилось 37 лет. А спустя месяц после освобождения Амангельды Нурмухаммедов убил 81­летнюю Екатерину Сухареву.

– Он должен был вернуться на родину – в Туркмению, – говорит заместитель руководителя следственного отдела Саратова Роман Георгица. – Ему, как положено, приобрели билет на поезд. Нурмухаммедов приехал на вокзал, но проспал посадку. Обменять билет без доплаты он не смог и в итоге остался в Саратове. Мужчина поселился в заброшенном доме в Кировском районе. Ему нужны были деньги, поэтому он присмотрел бабушку, у которой могли быть сбережения. И при первой возможности ее убил – ударил ножом в шею.

Сотрудники отдела милиции № 3 Кировского района и областного угрозыска задержали Нурмухаммедова уже в Москве, когда он садился в поезд, чтобы уехать в Туркмению. И вдруг этот гражданин решил покаяться во всех грехах и признался правоохранителям еще в нескольких тяжких преступлениях. Сыщикам пришлось смахнуть пыль с нераскрытых дел 1994 года.

– В мае 1994­го он совершил двойное убийство в Энгельсе. В пылу пьяной ссоры расправился со своим земляком Давлетом Моллаевым, – пояснил Алексей Петляков. – Амангельды снимал вместе с ним комнату у пенсионерки. Хозяйку, 83­-летнюю Пелагею Андриенко, Нурмухаммедов убрал как ненужного свидетеля – ударил молотком по голове, затем ножом и напоследок воткнул отвертку женщине в висок.

После этого злодей перебрался в Саратов. Здесь он познакомился с 81­-летней гражданкой Давыдовой. Женщина по доброте душевной приютила Нурмухаммедова у себя. У хозяйки с квартирантом случился интим. Но дама осталась недовольна, отругала неопытного парня за то, что все произошло очень быстро. Нурмухаммедов вспылил и задушил Давыдову. Тут же под горячую руку попался и 20­-летний внук погибшей, который некстати пришел к ней в гости. Зло­умышленник ударил молодого человека топором по голове, но тому удалось вырваться и выпрыгнуть в окно. Парень чудом остался жить.

Кстати, Нурмухаммедов заявил, что после неудачного сексуального опыта с Давыдовой женщины его перестали интересовать. Зато маньяка начали привлекать маленькие мальчики, охоту на которых он открыл осенью того же года…

 

 

P.S.

Удивительно, но и во второй раз маньяку удалось легко отделаться: по убийству Давыдовой и покушению на внука последней уже истек срок давности, это спасло преступника от пожизненного заключения. Судья Саратовского областного суда Александр Дементьев 25 августа приговорил Нурмухаммедова за убийство пенсионерки Екатерины Сухаревой и убийство Моллаева и Андриенко к максимально возможному сроку – 25 годам лишения свободы в колонии особого режима.

Екатерина КУТНЯКОВА